Home Місто Луганчанка о жизни в Житомире, переселенцах и мире компьютерных игр

Луганчанка о жизни в Житомире, переселенцах и мире компьютерных игр

157

Ирина Игнатович – соучредитель Луганской фирмы по разработке компьютерных игр. После того, как на Донбасс пришел «русский мир», переехала в Житомир. О кардинальных изменениях в жизни во время войны, о риске, помощи другим – читайте дальше.

– Ирина, при каких обстоятельствах пришлось покидать Луганск? Было страшно?

– В начале лета 2013 года мы с друзьями собрали команду по разработке компьютерных игр и открыли свою маленькую фирму, начали работать, а через год в наш город пришел «русский мир». Сначала все эти вопли об отделении Донбасса и очевидно проплаченные митинги под зданием СБУ казались смешными и нереальными. Я и большинство моих друзей воспринимали все происходящее, как сюрреалистический цирк. Параллельно с митингами «русского мира» в центре города собирался Евромайдан, проводились акции, а потом все быстро завертелось.

В начале апреля произошел захват здания СБУ и там выдавали оружие за паспорт, в город приехало много неместных вооруженных людей. В мае начались захваты военных частей. При этом город жил дальше параллельно мирной жизнью, люди сидели в кафе в пятистах метрах от здания МВД во время его захвата. Но что остается непонятным мне до сих пор, почему не было реакции ни местных, ни центральных властей на происходящее. Складывалось ощущение, что ситуацию пустили на самотек.

Каждый день приходилось принимать решение – выходим мы работать в офис или работаем из дома, и нести ответственность за то, что ребята перемещаются по городу, в котором может начаться бой, объявят воздушную тревогу.

– Когда массово начали выезжать луганчане?

– 2 июня, когда начался захват погранзаставы, которая прилегает к большому спальному району Луганска. Над городом летали самолеты, они «прикрывали» погранзаставу, стреляли по зеленым насаждениям вокруг нее. Был произведен выстрел в центре города по зданию ОГА, которое уже было занято сепаратистами. Насколько я знаю, так и нет официальной версии: стреляли ли это самолеты ВСУ или сепаратисты, но тогда погибли восемь человек возле здания ОГА и мирное население в том числе, 28 человек были ранены. Пограничники защищались двое суток, при том, что стреляли по ним из жилых многоэтажек, прикрываясь гражданскими. А они не сдавались, на вторые сутки включили гимн Украины и отстреливались, вроде бы успели передислоцироваться в ночь с 3 на 4 июня.

Два наших сотрудника жили в том районе. Помню, как пыталась дозвониться программисту, а он не берет трубку. Пишу в скайп: «Сережа, ты где? Стреляют?», а он мне отвечает: «Сейчас наушники сниму – послушаю, а то работать невозможно из-за выстрелов».

На следующий день на автостоянке возле нашего офиса появились десять вооруженных человек в балаклавах, которые «именем народной республики» пытались забрать несколько автомобилей. Стало понятно, что дальше будет только хуже. Наши украинские и зарубежные заказчики начали нервничать по поводу военных действий, не были уверены, что мы сможем закончить работу. 5 июня мы с партнером посовещались и решили, что нужно уезжать и вывозить фирму.

– Почему Житомир, а не Киев, Львов, Одесса и т.д.?

– Начали думать, куда ехать, как уговорить на переезд сотрудников. Было ясно, что ситуация в Донецке и Харькове может в миг стать такой, как и у нас. Ехать в большой город есть смысл, когда ты ищешь работу, а мы вывозили целый офис, и нам нужен был город, стоимость жизни в котором, такая же как у нас. Абсолютно по-другому вопросу я созвонилась со своей одноклассницей и узнала, что она переехала в Киев, и курирует офис их IT-фирмы в Житомире, где создали филиал, и что сейчас туда передислоцируют Луганский филиал этой фирмы. Собственно она мне и дала информацию по стоимости аренды жилья, офиса, ценах в Житомире, дала контакты риэлтора.

Мы поняли, что Житомир – это такой себе Луганск, только в два раза меньше и в двух часах езды от Киева. Прикинули стоимость переезда, аренды квартир, поняли, что можем вписаться 0 в 0 в бюджет и все-таки решили рискнуть. Собрали сотрудников и их семьи, объяснили ситуацию, что возможно будет война. И назвали все это мероприятие «летний лагерь», сказали, что выедем минимум на три месяца, а дальше – по обстоятельствам. На тот момент два человека отказались, так как их родители не хотели выезжать, а они не хотели их оставлять.

 

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here